Пётр Столыпин: «Я верю в Россию. Если бы я не имел этой веры, я бы не в состоянии был ничего делать»

11.04.19

«На фоне кровавого зарева русской революции 1905 года выдвинулась его фигура – изящная, благородная, мужественная и талантливая, и Россия с радостью увидала, что она ещё способна в тяжёлые дни своей исторической жизни выдвигать на помощь ослабевшей и поникшей силами государственной власти даровитых и любящих родину сынов тем всепоглощающим чувством, которое свойственно только родным по крови», – читаем «Брошюру с биографией П. А. Столыпина» (1911), размещённую на портале Президентской библиотеки.

14 апреля 2019 года исполняется 157 лет со дня рождения Петра Аркадьевича Столыпина (1862–1911), выдающегося государственного деятеля Российской империи периода правления Николая II. Автора реформ, рассчитанных на ускорение экономического и социально-политического развития при сохранении курса на стабилизацию существующего государственного устройства. На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с посвящённой Столыпину обширной электронной коллекцией. Она, в частности, включает цифровые копии различных документальных материалов: переписку, тексты выступлений, а также очерки и исследования. К последним можно отнести такие раритетные издания, как «Брошюра с биографией П. А. Столыпина» (1911) и «П. А. Столыпин: очерк жизни и деятельности» (1912); видеолекции «Жизнь, деятельность Петра Аркадьевича Столыпина и его эпоха» и «Деятельность Петра Аркадьевича Столыпина на посту председателя Совета министров».

Также среди коллекции Президентской библиотеки – записки П. А. Столыпина, законопроекты, справки и другие материалы, касающиеся деятельности Государственной думы, финляндского вопроса, борьбы со студенческими волнениями, отношений России и Японии и многого другого.

…Непростое наследство получил 44-летний премьер-министр. ХХ век у порога, а Россия всё ещё оставалась страной с феодальными пережитками. Первая русская революция показала, что у государства назрели большие проблемы в аграрном и законодательном секторах, ведётся усиленная революционная агитация в рабочих и солдатских коллективах. Недовольство «низов» нарастало. Слабая и нерешительная власть была неспособна противостоять всем этим факторам. И тогда на политической сцене 8 июля 1906 года появился премьер-министр новой формации, волевой и решительный, но вместе с тем и с присущим представителям знатных дворянских родов здоровым консерватизмом, признающим только эволюционный путь развития.

«Думаю, что не случайно он попал в своё время на первое место, – пишет Л. Тихомиров в июльском выпуске газеты «Московские ведомости» за 1911 год (цитируется по статье „Брошюра с биографией П. А. Столыпина“). – Тогда на первом месте мог быть только он. Положение было слишком непривлекательно и страшно. Дело, конечно, не в опасности смерти. Многие отдавали жизнь свою не менее беззаветно. Но страшна была самая трудность дела, отнимавшая надежду на успех. В этом отношении у Петра Аркадьевича были внутренние опоры, которых, в такой степени, мне кажется, не обнаруживалось у других. Однажды в один из трудных моментов в политической жизни России он сказал так: „Я верю в Россию. Если бы я не имел этой веры, я бы не в состоянии был ничего делать“».

А делать пришлось много и безотлагательно. Предстояло преодоление в русской деревне патриархальных отношений, повышение производительности крестьянского труда при государственной поддержке. А. Изгоев в исследовании «П. А. Столыпин: очерк жизни и деятельности» перечисляет те меры, которые были проведены в жизнь: «Крестьянскому Банку для продажи малоземельным крестьянам были переданы удельные земли. Затем последовал указ о передаче банку для продажи крестьянам казённых земель. Крестьяне были сравнены с лицами других сословий в правах паспортных». Не всё в равной степени удавалось. Скажем, предложенное Столыпиным переселение малоземельных крестьян на казённые земли в удалённых районах Урала и Сибири обернулось возвращением большинства из них в родные места, земледелие на неосвоенных территориях оказалось по многим причинам невозможным. Многие тогда злорадствовали по этому поводу, искали случая вставить палки в колеса премьеру, с трудом удерживающему под контролем ситуацию в стране.

После поражения России в войне с Японией П. А. Столыпин много говорил об усилении влиянии России на черноморском побережье. На портале Президентской библиотеки можно найти записку П. А. Столыпина к Вяземскому с распоряжением запросить В. К. Плеве, получено ли им письмо Столыпина относительно укрепления нашего положения на Чёрном море. Анализируя опыт Русско-японской войны, Столыпин первым делом разработал новый Воинский устав. Был чётко сформулирован принцип призыва в армию, регламент призывных комиссий, льготы призывников. Развернулось стратегическое железнодорожное строительство. При этом премьер-министр оставался принципиальным противником участия России в возможной мировой войне, считая, что страна не выдержит подобной нагрузки.

Реформа судопроизводства выразилась в учреждении военно-полевых судов. Как пишет А. Изгоев, правительство, которое руководствовалось существующим законодательством, не справлялось с валом убийств, грабежей, революционных террористических атак. «Положение Совета министров о военно-полевых судах» позволило осуществлять разбирательства по поводу нарушения законов в ускоренном порядке.

«Проводя реформы, – читаем в упоминавшемся выше издании „П. А. Столыпин: очерк жизни и деятельности“, – П. А. Столыпин продолжал бороться с „революцией“, пуская в ход не только весь огромный арсенал старых репрессивных мер, но и вооружая власти новыми средствами. <… > Были изданы указы об усилении уголовной ответственности военнослужащих за государственные преступления. <…> Занимаясь ещё только формирующейся Думой, Столыпин пытался оградить её от провокационного влияния кадетов. „Укажите мне жало кадетской партии, и я вырву его без остатка!..“ – говорил премьер-министр».

Сразу после своей исторической речи перед депутатами 6 марта 1907 года Столыпин завоевал симпатии думского большинства, что вызвало крайнее негодование кадетов и большевиков. Для последних он был особенно опасен.

 «Пётр Аркадьевич, однако, ясно сознавал, что он – лицо, пожертвовавшее благу реформированной России, – продолжает своё исследование Изгоев. – Уходя из дому, он, по его словам, никогда не был уверен, что вернётся цел и невредим, и всегда чувствовал себя под Дамокловым мечом опасности. Вопрос сводился только к тому: когда и где пробьёт его последний час».

На Столыпина, начиная ещё со времён его губернаторства в Саратове, было совершено 11 покушений, последнее – в Киеве. Смертельное ранение нанёс  Дмитрий Богров. 1 (14 сентября) он дважды в упор выстрелил в главу правительства во время антракта в здании Киевской оперы. Об этом и предыдущих происшествиях подробно рассказывают материалы электронной коллекции, собранные в разделе «Покушения и убийство». В частности, на портале Президентской библиотеки представлены «Регистрационная карточка Киевского губернского жандармского управления на Д. Г. Богрова» 1911 года, «Входной билет на торжественный спектакль в Киевский городской театр, выданный Д. Г. Богрову», «Записка Д. Г. Богрова, найденная при обыске», «Вырезки из Петербургских и Московских газет со статьями о киевской охране и службе в ней Богрова».

Один из генералов, вынужденных принять участие в процедуре отречения Николая II от власти, не без горечи высказал предположение, что будь в России хотя бы двое «таких Столыпиных», до революционного мятежа дело в России не дошло бы.

Категории: